Признанные во всем мире нравственная высота и душевная глубина русской литературы не могут быть в полной мере осмыслены вне русской православной традиции