В 12 лет Георгий Жуков пришёл пешком в Москву из Калужской губернии к своему дяде-скорняку. И мальчишка-посыльный, которого все звали Егором, быстро пошёл в гору: и скорняжить научился, и с клиентами договариваться. Нрав у Егора был крутой: мог и в зубы дать, если что. Но на Первую мировую энергичный юноша не стремился: у него была хорошая работа. Но в 1915 году Жукова всё-таки призвали. Он попал в кавалерию, а во время Гражданской вступил в ряды Красной армии. И начисто забыл о торговле пушниной. А уже в 1941 году немецким военачальникам противостоял самородок и самоучка, которому предстояло ещё многое постигнуть в искусстве ведения войны