Леонид Броневой навсегда остался в плену у Генриха Мюллера. Альгимантас Масюлис ненавидел фашистов, но был обречён всю жизнь носить форму эсэсовца. Успех и связи не помогли Кахи Кавсадзе спасти любимую жену. Алексей Жарков утопил мечту о признании в вине. А Вадим Спиридонов так вжился в образ, что запрограммировал себя на смерть