История о потерявшем память агенте ЦРУ Джейсоне Борне, которого выловили в Средиземном море рыбаки, и который тщетно пытается вспомнить, кто он такой, стала не просто кассовой лентой, но и настоящим «европейским» ответом голливудским фильмам про суперагентов.

В первом фильме действие разворачивалось в Европе – Швейцарии, Париже, Греции, а Борн в исполнении Мэтта Дэймона хоть и отличался хладнокровием наемного убийцы, но еще не потерял человеческих чувств. Но с первой серии прошло целых пять лет, за это время концепция сменилась. Стрельбы, погонь и могущественных организаций в фильме стало гораздо больше, а человеческих отношений – меньше. Да и Европой дело уже не ограничивается. Борна заносит то в Москву, то в Париж, то в марокканский Танжер, то в Нью-Йорк. Но агент по-прежнему живет под прицелом и является мишенью для людей, которые сделали его таким, какой он есть.

Упрекнуть в чем-либо этот фильм сложно. Это боевик в чистом виде. Все два часа от экрана невозможно оторвать взгляд: погони, перестрелки и драки следуют одна за другой, не давая перевести дух. И это настоящее кино двадцать первого века: с резким клиповым монтажом, дрожащей камерой, яркими красками.

Есть ли во всем этом смысл? Да какая разница. Главное, что в фильме есть две едва ли не самые впечатляющие кинопогони последних лет. Одна из них (это ее обычно и вспоминают, говоря об «Ультиматум Борна») — потрясающий паркур по черепичным крышам марокканского Танжера, под палящим солнцем и под резкие звуки настоящего арабского города, тесного, пыльного и живого.

Полная противоположность этому — вторая погоня, на лондонском вокзале Ватерлоо. Там только алюминий, пластик, стекло и беспощадные объективы видеокамер – урбанизированная реальность сегодняшней Британии, в которую идеально вписываются преследователи — люди, не менее беспощадные, чем кибернетические организмы. А все, что между ними, сливается в одну бесконечную игру со смертью, в которой у одиночки есть лишь один шанс из ста. Но он непременно постарается его использовать и выжить.